16 Догмат о непорочном зачатии

16 Догмат о непорочном зачатии

ОБВИНЕНИЕ 12: «Христианская позиция, – настаивает «доктор» Уолтер Мартин, – всегда базировалась на буквальном понимании» непорочного зачатия.[1] Некоторые ранние мормонские лидеры делали совершенно отличающиеся от традиционных предположения о том, как был зачат Иисус. Следовательно, мормоны не являются христианами.[2]

ОТВЕТ: Мы проигнорируем тот факт, что эти разрозненные предположения, сделанные в XIX веке, никогда не были канонизированы Мормонской Церковью, и что в Писаниях святых последних дней отсутствуют подобные заявления. Мы не станем обращать внимание на нечестность попыток привязать мормонов к высказываниям, которые ни они сами, ни их собственные лидеры никогда не считали авторитетными или обязательными. (Равно как избавим себя от огромного удовольствия, которое получили бы, призвав к ответу наших протестантских критиков за каждое предположение, выдвинутое их пасторами и реформаторами за последние столетия.)[3]Мы также проигнорируем тот факт, что Новый Завет ничего не говорит о механизме зачатия Иисуса. Но мы снизойдём, чтобы отметить тот факт, что некоторые, похоже, обвиняют Мормонизм за то, что тот не оправдал надежд неоплатонического и гностического презрения к материальному космосу и неприязни к телу и сексуальности, которые совершенно чужды Библии.[4]

Разве не важно, что Мормонизм решительно провозглашает божественное Сыновство Иисуса? Спекуляции самых яростных критиков – это всего лишь буквалистские толкования божественного происхождения, подразумеваемые титулом «Сын Божий». В том время как ранние мормонские руководители могли время от времени по-другому истолковывать концепцию «непорочного зачатия», они никогда ни на мгновение не полагали, будто Иисус был рождён на свет от смертного человека, или что Его отцом был кто-либо иной, кроме Бога.

С другой стороны, история полна таких групп, как древние эвиониты и современные унитарии, к которым как в научной среде, так и в общем обиходе относятся как к христианам. Тем не менее, они отвергают непорочное зачатие и отрицают божественность Христа.[5] Как можно называть эти группы христианскими, а мормонов – нет? Профессиональный антимормон Роберт Мак-Кей (Robert McKay) сам спотыкается об эту дилемму, когда, во-первых, утверждает, что «вера в буквальное непорочное зачатие Иисуса Христа» является «неотъемлемой частью христианства», а затем сразу же заявляет, что «исторически подавляющее большинство христиан верит в это учение».[6] С одной стороны, он пытается изолировать Святых последних дней от христианского мейнстрима (не большое достижение, поскольку большая часть Святых, конечно же, с энтузиазмом согласится, что мы – вне мейнстрима). А с другой стороны, из его заявления о том, что «подавляющее большинство христиан» верит в непорочное зачатие, явствует: По меньшей мере, некоторые христиане в это не верят. А если уж это признано, тогда нет законной причины исключать Святых последних дней из Христианства за отрицание, которое не исключает других. Равно как и за отрицание (не лишне будет повторить ещё раз) того, что Святые последних дней никогда не считали официальным учением.

С другой стороны, тот, кто отверг бы причастность мормонов к Христианству за то, что те принимают божественное Сыновство Христа слишком буквально, создают чудовищный парадокс – парадокс, который позволяет неверующим в божественность Христа быть христианами, в то время как некоторым верующим в Его божественность – не позволяет. Это выглядит абсурдно. Если бы антимормоны хотели избежать подобной абсурдности, им пришлось бы дать этому термину иное определение. Им придётся отбросить консенсус историков христианской церкви и начать противоречить привычному для русского человека использованию слова «христианин». Создаётся впечатление, что они избрали именно последнее. Однако для нейтральных наблюдателей важно, чтобы и Святые последних дней, и сами антимормоны знали наверняка о том, что было придумано новое определение.



[1] Martin (1985): 214; ср. The Utah Evangel 31 (март 1984): 8.

[2] Так, например, в The Utah Evangel 31 (январь 1984): 12; 31 (февраль 1984): 3; 33 (июль/август 1986): 4; The Evangel 37 (ноябрь 1990): 1; Decker, «Petition»; P. B. Smith (1970): 68; Robertson (1983): 7; J. O. Sanders (1962): 109, 115—16; Decker and Hunt (1984): 199—201 (vs. Scharffs [1986]: 258). Martin (1955): 53, считает эти редкие и изолированные спекуляции «шокирующими и низкими» и делает непременные аллюзии к греческой мифологии. Он утверждает, что подобные идеи проистекают из аморального и чувственного характера Мормонизма и его лидеров; ср. стр. 50, 53—54.

[3] S. E. Robinson (1991): 9—21 может проконсультировать по поводу мышления такого рода, которое он называет «исключение путем введения в заблуждение».

[4] Орсон Хайд (Orson Hyde) предположил, что Иисус был женат. Робертсон (Robertson (1983): 17) считает это предположение «ужасающим». Гностицизм ответил бы так же, равно как и христианизированный неоплатонизм. Однако где в иудео-христианских Священных Писаниях можно найти подобный ужас по поводу пола и материальности? Если мистер Робертсон воспринимает воплощение серьёзно, то должен быть готов к наличию некоторых неприукрашенных физиологических черт, — по крайней мере, касающихся разницы полов, — приписываемых Иисусу. Если он не готов, тогда он — докетист. А докетизм — это одна из ересей, за которую наши древние источники вполне могли изгнать из Христианства. Хайман (Hayman (1991): 6, 14) указывает, что среди иудеев популярным было верование (его придерживалось «множество, вероятно, большинство, древних израильтян») о том, что у Самого Бога была супруга-женщина.

[5] Об «иудео-христианстве», включающем эвионитов, смотрите, например, у Bruce (1979): 255; Ferm (1945): 241; Frend (1981): 353; Bauer (1957): 201, 243. Ссылки можно добавлять до бесконечности. Стандартной работой по данной теме считается H.-J. Schoeps, Theologie und Geschichte des Judenschristentums. Смотрите также J. Danielou, Theologie du judeo-christianisme. Ср. также книгу J. O. Sanders (1962): 17, которая атакует иудео-христиан. Большой Энциклопедический Словарь (БЭС), будучи окончательным арбитром по использованию русских слов, недвусмысленно связывает унитариев (или антитринитариев) с Христианством. Мы имеем в виду, как и БЭС, унитариев, существовавших ещё несколько десятилетий назад. Некоторых современных унитариев, вероятно, уже и нельзя в доступном для понимания смысле называть христианами. Однако — и это крайне важно — многие из них и не претендуют на то, чтобы быть христианами.

[6] The Utah Evangel 34 (июль-август 1987): 8.

Добавить комментарий