Археология: Библия и Книга Мормона

Археология «доказывает» Библию, а не Книгу Мормона

Археология Книги МормонаТак звучит часто используемое антимормонами заявление о том, что Книга Мормона лишена поддержки археологической науки.

…археологи в границах Церкви СПД признаются, что не было найдено ни малейшего доказательства в поддержку Книги Мормона (Декер и Хант, 86.)

Те же критики заявляют, что Библия купается в поддержке археологии.

Хотя библейские события простираются куда дальше по времени, чем большинство событий Книги Мормона, величайшие музеи мира хранят огромное количество доказательств, собранных археологами, которые удостоверяют библейскую историю до мельчайших деталей (Там же, стр. 87).

Археология доказала… историчность и точность Библии – факт, придающий неоспоримость ее вдохновенности и сохранности (Макэлвин, 1985, стр. 25).

Три вопроса, включенные в данную статью, следующие: 1) Можем ли мы сравнивать библейскую археологию с археологией Книги Мормона? 2) «Доказана» ли Библия с помощью библейской археологии? 3) Действительно ли Книга Мормона осталась без поддержки археологической науки?

МОЖЕМ ЛИ МЫ СРАВНИВАТЬ БИБЛЕЙСКУЮ АРХЕОЛОГИЮ С АРХЕОЛОГИЕЙ КНИГИ МОРМОНА?

Эти критики хотели бы, чтобы мы поверили, что между библейской археологией и археологией Книги Мормона небольшая разница, если вообще она есть. Они часто утверждают, что, поскольку определенные аспекты из Библии обрели археологическое подтверждение, Книга Мормона должна получить аналогичную поддержку со стороны археологии Нового Света. Какого рода доказательство должно быть найдено? Имена. Имена людей и названия мест. «Здесь спал Нефий» или «10 километров до поселка Изобилие». Находки подобного рода (сделанные, конечно же, немормонскими археологами) могли бы сделать этих критиков счастливыми.

Впрочем, я сомневаюсь в этом. Проблема в том, что есть несколько важных отличий между библейской археологией и археологией Нового Света. Доктор Хамблин (Hamblin) отмечает, что «сравнение текущего состояния географических знаний из Книги Мормона и Библии – это фальшивое сравнение» (Хамблин, 1993, стр. 164). Хамблин идет далее, цитируя профессора Ахарони (Aharoni):

При окончательном анализе большинства идентификаций [библейских географических названий] все еще есть те, определение которых зависело от сохранности их древних наименований, хотя были и те, что были названы с помощью внимательного исследования письменных источников и археологических данных. Из приблизительно 475 географических названий, упомянутых в Библии, только около 262 были идентифицированы с определенной степенью точности, то есть 55 процентов. Из них 190 были идентифицированы благодаря сохранности имени, что составляет 40 процентов от общего числа. Оставшиеся 72 места (15 процентов от общего числа) были идентифицированы в тех случаях, когда древнее наименование не было найдено где-нибудь в непосредственной близости. Это означает, что лишь около половины претендуют на определенный уровень точности, а остальные названы в большей или меньшей степени предположительно (Там же).

Нам повезло, что в библейских землях мы можем найти некоторые наименования мест (топонимы), которые сохранились неизменными с библейских времен. Но даже в этом случае «только около 36 из этих 475 библейских названий местностей могут быть идентифицированы с уверенностью» (Там же), и те 36 мест поддаются определению только благодаря тому, что во множестве библейских мест используются те же топонимы, что и в библейские времена. Тем не менее, библейская археология не полагается на одну только Библию. Египетские надписи и папирусы, равно как документы Месопотамии и писания Евсевия (260-340 г.г. Н.Э.) снабжают библейских археологов топонимами со Святой земли, а также подробными списками (в некоторых случаях) расстояний между населенными пунктами. Многие библейские топонимы продолжали использоваться не только в еврейском, но также в арамейском и арабском языках (Там же, стр. 165).

Эти три фактора – сохранность многих библейских топонимов до современных времен, доступность небиблейских источников и преемственность библейских топонимов в трех родственных семитских языках – все они помогают библейским археологам определять местоположение библейских мест. Хамблин демонстрирует это на примере Иерусалима:

От ханаанского u-ru-sa-lim произошло еврейское Yerushalem или Yerushalayim. Это город также часто называли Городом Давида и Сионом, что предоставляет четыре распространенных имени для Иерусалима в одном только Ветхом Завете. Греки называли этот город как Ierousalem, так и Hierosolyma; римляне сохранили название Hierosolyma. Тем не менее, после римского завоевания города в 135 году по Р.Х. император Адриан изменил его название на Aelia Capitolina. Его все еще идентифицировали с Иерусалимом только потому, что, в конце концов, христиане начали доминировать в Римской империи и снова вернули городу его прежнее название. После мусульманского захвата, однако, город называли так: Aliya (от римского Aelia), Bayt al-Maqdis или al-Quds (как его называют палестинцы до сих пор). Если бы Христианство было искоренено скорее, чем стало доминирующей религией Римской империи, какими мы могли бы обладать лингвистическими доказательствами, что современный al-Quds был древним Иерусалимом? (Там же, стр. 165).

Кто-то может соблазниться мыслью о том, что топонимы обычно сохраняются из поколения в поколение, в то время как нормой является как раз обратное.

«Классическая греческая Византия, – отмечает Хамблин, – стала Константинополем в четвертом веке по РХ, а затем в пятнадцатом веке Стамбулом. Округ имперской столицы в районе современного Багдада был известен последовательно как Киш [шумерское название, приблизительно третье тысячелетие до Р.Х.], Агада [аккадское, конец третьего тысячелетия до Р.Х.], Вавилон [вавилонское, второй-первый тысячелетия до Р.Х.], Селевкия [греческое, 312 до Р.Х.-164 по Р.Х. 164], Ктесифон или Мадайин [персидское, 165-636 годы по Р.Х.], затем, после арабского завоевания [640 г. по Р.Х.], Дар аль-Салам и Багдад. Таким образом, отсутствие преемственности топонимов есть обычное явление в истории, особенно в периоды больших культурных, лингвистических и политических трансформаций, подобных тем, что описаны в Книге Мормона. Мы можем наблюдать тот же феномен в Книге Мормона, где иаредейский холм Рама позднее был назван нефийцами холм Кумора [Ефер 15:11; Мормон 6:6]» (там же, стр. 166).

Каков статус месоамериканской археологии в вопросе топонимики? Во-первых, в отличие от библейских земель, где многие топонимы выжили благодаря родственным языкам, «нет причин предполагать, что языки Майя… и нефийские языки были каким-то образом лингвистически связаны. Это еще более разрушает преемственность топонимов Нового Света» (Там же, стр. 165). Во-вторых, мы обнаруживаем, что в Месоамерике топонимы часто исчезали от одной эры к другой. Серьезной проблемой, с которой сталкивается география Книги Мормона, является то, что полностью отсутствует преемственность топонимов в период между доклассическим (до 300 г. по Р.Х.), постклассическим (после 900 г. по Р.Х.), а также колониальным периодами (после 1520 г. по Р.Х.). Например, какими были первоначально названия доклассических месоамериканских мест, носящих сейчас испанские колониальные наименования, такие как Монте Албан, Сан Лоренцо, Ла Вента или Эль Матадор? Существует и множество других месоамериканских насленных пунктов, носящих лишь испанские названия, датируемые не ранее шестнадцатого века.

С другой стороны, мы время от времени узнаем из исторических источников о месоамериканских топонимах, которые невозможно точно соотнести с современными географическими объектами. Например, первоначальное расположение городка Итца Майя семнадцатого века до сих пор оспаривается между Озером Яшха и озером Петен (Петен-ица), несмотря на существование обильной этно-исторической информации испанских колонистов об этом населенном пункте (Там же, стр. 167).

Хамблин отмечает, что дополнительные «проблемы возникают даже для тех поселений, местоположение которых можно определить и для которых месоамериканские топонимы сохранились. Большинство местных топонимических материалов для Месоамерики приходят из четырех языков: ацтекского (науатль), миштекского, сапотекского и различных диалектов майя. Подавляющее большинство топонимов для каждого из этих языков было записано только в шестнадцатом веке, через тысячу с лишним лет после периода, описанного в Книге Мормона. Хотя имеется определенная преемственность названий населенных пунктов колониального и доклассического периодов, они обычно очень слабо документированы. Например, из пятидесяти известных доклассических сапотекских топонимических глифов из Монте Альбана II только ‘четыре …близко схожи с гравированиями для поселений в штате Оахака в Кодексе Мендоса [шестнадцатого века]'» (там же).

Хамблин также объясняет, что в сотнях, а то и тысячах, доклассических (времен Книги Мормона) месоамериканских населенных пунктов идентифицирующие надписи редки – ограничены несколькими десятками – и в основном являются «скорее символическими, чем фонетическими, что делает очень трудным, если не невозможным, узнать, как они произносились» (там же). Хамблин цитирует Джойс Маркус (Joyce Marcus):

Из пятидесяти мест, изображенных [на Строении J в Монте-Албане II, датируемых от 150 г. до РХ по 150 г. по РХ], вероятно двадцать могут быть «прочитаны» в смысле, что мы знаем, какой холм [глиф наименования поселения] был назван. …Вероятно десять можно сопоставить с реальными населенными пунктами, известными сегодня (там же, стр. 167).

Хамблин показывает, что эта «проблема еще более усложняется тем фактом, что месоамериканские топонимы, скорее, часто переводились с языка на язык, чем транслитерировались фонетически». Так «на науатле [ацтекском] . . . ‘Холм Птицы’ это Тототепек (tototl = птица + tepetl = холм, гора), а ‘Холм Ягуара’ – Очелотепек (ocelotl + tepetl)… ‘Холм Птица’ на миштекстском будет Юку Дзаа – от yucu (холм) + dzaa (птица); ‘Холм Ягуара’ на сапотекском будет Тани Гуэбек – от tani (холм) + guebeche (свирепый хищник)». Так что даже для тех нескольких населенных пунктов, для которых было определено фонетическое прочтение, произношение глифов оказывается языкозависимым. Сапотекский читатель мог бы произнести глиф, означающий наименование поселения иначе, чем миштекский, а произношение обоих отличалось бы от нефийского, несмотря на то, что все три могли бы написать с небольшими вариациями тот же самый глиф (Там же, стр. 168).

Что делает ситуацию еще хуже, так это то, что некоторые ученые не могут прийти к согласию по поводу того, что символизируют собой глифы. Часть из них предполагает, что это «само название города, имя правящей династии города или имя бога-покровителя города». И только 40 из сотен майянских населенных пунктов имеют собственные эмблемы-глифы! (Там же, стр. 169) Хотя некоторые их них – «допустимые интуитивные фонетические реконструкции, ‘остальные являются очень абстрактными условными обозначениями, что делает еще более трудным предположить их происхождение, значение или фонетическое звучание’. Из тех немногих, которым может быть дано предположительное фонетическое прочтение, многие не стыкуются с майянскими названиями шестнадцатого века. ‘Некоторые населенные пункты… сохраняли то же название в течение 1500 лет, в то время как другие… утратили свои доиспанские имена’. Учитывая все сказанное, все эти проблемы показывают, что, по всей видимости, мы не сможем узнать доклассические названия большинства древних месоамериканских населенных пунктов. Если этому не помогут дальнейшие открытия, мы никогда не узнаем с помощью этих доказательств-надписей, как звучали названия месоамериканских поселений во времена Книги Мормона» (Там же, стр. 169-170).

Хамблин завершает свою главу о месоамериканских топонимах, но делает примечание:

Таким образом, реконструкция географии Книги Мормона сталкивается с несколькими сложностями, которых нет в библейской географии. В Месоамерике не наблюдается преемственность топонимов, в то время как в Палестине имеется строгая преемственность; доказательства-надписи из Месоамерики используют символические глифы, а не фонетические транскрипции названий, в то время как такие же надписи в Египте, Месопотамии и Палестине обычно содержат и фонетический компонент; и, в конечном счете, нет доклассического ономастикона (списка названий населенных пунктов) Месоамерики, в то время как имеется подробный ономастикон Палестины, составленный Евсевием, равно как и труды более поздних путешественников. Эти труды позволяют историкам создавать картографические сетки для ключевых библейских топонимов, основывающиеся как на названиях населенных пунктов, так и на расстояниях между ними. Как отмечалось выше, более аккуратным было бы сравнение географии Книги Мормона с географией западной Анатолии бронзового века, где до сих пор существуют аналогичные проблемы реконструкции (Там же, стр. 170).

«ДОКАЗАНА» ЛИ БИБЛИЯ С ПОМОЩЬЮ БИБЛЕЙСКОЙ АРХЕОЛОГИИ?

Что имеет в виду мормонский критик Макэлвин, когда заявляет, что “археология доказала… историчность и точность Библии»? (Макэлвин, 1985, стр. 25) Почти уверен, что он не полагает, что мы можем узнать о том, что Иисус есть Христос и что Он воскрес, основываясь на археологических доказательствах. Я считаю, что он мог представить все так, что имеется достаточное количество археологических свидетельств в поддержку Библии, с помощью которых библейские события (за исключением, вероятно, видений и чудес) и библейские места были подтверждены. Если Макэлвин имеет в виду это, то ошибается. Как отмечает Хамблин,

«идентифицировано всего лишь 55 процентов современных населенных пунктов, сопоставимых с названиями, упоминаемыми в Библии. И это для самой тщательно изученной и исследованной книги в мире! Например, где находится гора Синай? Есть более двадцати кандидатов. Каким был маршрут, выбранный израильтянами во время исхода? Снова имеется много разных теорий. Эти и многие другие вопросы библейской географии до сих пор горячо обсуждаются. Более того, тот факт, что есть широко распространённое согласие по многим вопросам географии, просто показывает, что достигнут научный консенсус, а не то, что этот консенсус верен» (Хамблин, 1993, стр. 162).

«Многие ученые, – поясняет Хамблин, – отвергают идею, что Иерихон когда-либо существовал в виде города во времена Иисуса Навина, в то время как другие вообще отрицают идею о завоевании Ханаана израильтянами» (Там же, стр. 183).

Уильям Дж. Девер (William G Dever) – глава Департамента Ближневосточных Исследований и профессор ближневосточной археологии и антропологии Университета Аризоны – является немормонским библейским археологом. И он заявляет, что «никогда не следует полагать, что целью археологии является ‘доказать’ Библию в каком-либо смысле» (Девер, 1990а, стр. 26; курсив добавлен). В другом месте он отмечает:

Как исторический документ, Библия имеет… свои ограничения… Мифы книги Бытие 1-11, включающие «первобытную историю», которая имеет дело с Сотворением, потопом и отдаленным происхождением человеческой семьи, могут читаться сегодня как вызывающая огромный интерес литература с глубоким моральным подтекстом. Они информируют нас о мировосприятии древнего Израиля, но вряд ли их можно читать в буквальном или современном смысле, рассматривая в качестве истории (Девер, 1990б, стр. 52).

А также:

…В то время как археология способна подтвердить документально в общих чертах пастушеский кочевой образ жизни, описанный в книге Бытие (присущий второму тысячелетию до РХ и другим периодам), она не выводит на свет никаких прямых доказательств для подтверждения истории, что Авраам жил, что он мигрировал из Месопотамии в Ханаан, или что был некто Иосиф, который попал в Египет и обрел там огромную власть… Составляющая этой традиции – легенды, которые, как считается, содержат в себе нравственные истины. Но до сих пор они оставались сомнительным источником с точки зрения исторической науки… Абсолютно никаких следов Моисея или подтверждения присутствия израильтян в Египте до сих пор не было найдено. Об исходе и путешествии в пустыне – о событиях столь важных в библейском повествовании о «великих деяниях Бога» – у нас вообще нет никаких доказательств; и вряд ли мы получим их, поскольку рабы, невольники и кочевники едва упоминаются в археологических записях (Девер, 1990а, стр. 24).

«…После столетия современных исследований, – пишет Девер, – ни библейские ученые, ни археологи не смогли подтвердить документально, как исторический факт, ни одно из событий – и ни один из персонажей – патриархальной эры или эры Моисея» (Там же, стр. 5).

Хотя святые последних дней рассматривают Библию как вдохновенное Священное Писание, свидетельствующее о миссии Сына Божьего, они не нуждаются в «доказательстве» археологических находок для поддержки их веры в Библию. И еще менее они нуждаются в археологических «доказательствах» своей веры в Книгу Мормона. Эти «доказательства» приходят через свидетельство Святого Духа.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ КНИГА МОРМОНА ОСТАЛАСЬ БЕЗ ПОДДЕРЖКИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ?

Существует множество факторов, поддерживающих аутентичность Книги Мормона, и первым из них является Дух Святой. Однако что можно сказать о внешних факторах, особенно об археологии?

Как отмечалось ранее, нам, скорее всего, никогда не удастся определить древние фонетические топонимы доклассических месоамериканских населенных пунктов. Eсли мы обнаружим город из Книги Мормона, как мы узнаем его? В своей недавней книге – Images of Ancient America: Visualizing Book of Mormon Life – Джон Соренсон описывает культуру и стиль жизни древних месоамериканцев и предлагает, как можно представить Книгу Мормона на основании этой информации. Картина совпадает.

Поскольку кажется невероятным, что имена личностей или названия населенных пунктов Книги Мормона могут быть расшифрованы (см. дискуссия выше), единственной доступной опорой со стороны археологии оказывается демонстрация того, что культурные черты, упоминаемые в Книге Мормона, не расходятся с текущим знанием про древнюю Месоамерику. А потому интересно отметить, что в течение многих лет критики (приходят на ум даже личные исследования Б Х Робертса – ученого СПД) рассматривают длинный список предположительных анахронизмов или деталей, описанных в Книге Мормона, которые по общему мнению несопоставимы с тем, что известно о древней Месоамерике. В последние годы, однако, этот список уменьшился. Почему? Потому что становится все более понятно, что случайно упомянутые черты мирской жизни героев Книги Мормона – подробности, о которых Джозеф Смит знать просто не мог, а также детали, которые были использованы критиками в качестве главного доказательства мошенничества – в настоящее время получили поддержку исследований археологии, антропологии и истории.

БИБЛИОГРАФИЯ:

  • Ed Decker and Dave Hunt, The God Makers (Eugene, Oregon: Harvest House Publishers, 1984).
  • Floyd C. McElveen (1985), God’s Word, Final, Infallible and Forever: Compelling Evidence for the Bible’s Inspiration and Preservation (Ventura: Reagal Books, 1985).
  • William J. Hamblin (1993), «Basic Methodological Problems with the Anti-Mormon Approach to the Geography and Archaeology of the Book of Mormon,» Journal of Book of Mormon Studies v2:1 (Provo: FARMS).
  • William G. Dever (1990a), Recent Archaeological Discoveries and Biblical Research (Seattle and London: University of Washington Press, 1990).
  • William G. Dever (1990b), «Archaeology and the Bible: Understanding Their Special Relationship,» Biblical Archaeology Review 16/3 (May/June 1990).

Майкл Р. Эш, 1998

Добавить комментарий