25 Семь колен: Один из аспектов наследия Легия — Переосмысление Книги Мормона

25 Семь колен: Один из аспектов наследия Легия — Переосмысление Книги Мормона

Джон Л. Соренсон
Джон А. Тведтнес
Джон У. Уэлч

«…Однако же назывались они Нефийцами, Иаковлевцами, Иосифовцами, Зорамийцами, Ламанийцами, Лемуиловцами и Измаильтянами» (Иакова 1:13).

Несколько лет назад было проведено исследование касательно того, что потомки Легия постоянно разделялись на семь колен. Трижды в Книге Мормона упоминаются эти семь колен, причем каждый раз в строгом порядке: «Нефийцы, Иаковлевцы, Иосифовцы, Зорамийцы, Ламанийцы, Лемуиловцы и Измаильтяне» (Иак 1:13; 4Неф 1:38; Морм 1:8).

Большое значение имеет то, что эти упоминания восходят как к ранним, так и к более поздним периодам Нефийской истории, демонстрируя важность и устойчивость такого деления на колена в качестве базового элемента в этом обществе.[1] Теперь же было открыто, что происхождение этой стабильной социальной структуры прослеживается от слов самого Легия.

Одним из многих неизменных наследий завещания Легия и его последнего свидетельства, как кажется, является организация его потомков в семь колен. После обращения к некоторым из своих сыновей коллективно (см. 2Неф 1:1-29) Легий говорит сперва с Зорамом (2Неф 1:30-32), затем с Иаковом (2Неф 2); третьим выслушал его обращение Иосиф (2Неф 3), четвертыми — дети Ламана (2Неф 4:3-7), пятыми — дети Лемуила (2Неф 4:8-9), шестыми — сыновья Измаила (2Неф 4:10), и последними — Нефий и Сам вместе (2Неф 4:11). Это можно считать прецедентом установления социального общеправового порядка, который сохранялся среди этих народов почти 1000 лет. Семь групп различимы и по прошествии этого периода в том же виде, как упоминались в Иак 1:13; 4Неф 1:38; Морм 1:8. Кое-что можно сказать про это обустройство.

  1. Этот список широко использовался. Как правило, большинство народов, упоминающихся в нефийской летописи, легко можно идентифицировать по принадлежности к одной из этих семи групп. Удивительно, что этого правила практически незаметно придерживались на протяжении всей Книги Мормона.
  2. Структура колен была постоянной. Хотя различные формы правления могли возникать и возникали в нефийской истории, лежащий в основе семейный уклад оставался неизменным. Даже в мрачные дни политического упадка, все народы всё еще имели «большие семьи», а родовая структура вытесняла упадочное правительство (см. 3Неф 7:2-4).
  3. Кроме того, подобная классификация была обоснованной. Только та идея, что Легий установил данное деление на колена, может убедительно объяснить, почему оно существовало так долго и было признано как нефийцами, так и ламанийцами. Это доказывает, что последние слова Легия к своим сыновьям были восприняты чуть ли не как конституция. Так мы видим, что есть иаковлевцы, есть иосифовцы, но никогда в Книге Мормона не упоминаются самиты.
  4. По многим пунктам Легий действовал здесь подобно Иакову древности. И Легий, и Иаков провозглашают свои благословения «ко всему дому своему», собранному вокруг них незадолго до их смерти. Целью было организовать семью Божью в новой земле их обетования (см. 2Неф 4:12; Быт 49). Оба организовали свое потомство в родовые группы в патриархальной традиции древнего Израиля. Заявление о том, что Легий избрал тот же патриархальный уклад, подтверждается тем фактом, что до самого конца нефийцы упоминали его как «отец Легий» (Енос 1:25; Мос 1:4; 2:34; Алма 9:9; 18:36; 36:22; 56:3; Гел 8:22; 3Неф 10:17). И действительно, Легий — единственная фигура в нефийской истории, кого называли «наш отец», вероятно, ссылаясь на его положение во главе нефийских общества и религии.
  5. Разбиение этих народов на семейно-родовые группы служило нескольким задачам — религиозной, военной, политической и общеправовой. Израильскому колену Левия были переданы священнические обязанности (см. Чис 3:6), так же как колену Иакова и его потомству, ведущему летописи, в Книге Мормона (см. 2Неф 2:3). Армии израильтян были исчисляемы по коленам (см. Чис 1), что схоже на практику «причисления» своих друзей в члены своей родовой группы среди нефийцев (см. 3Неф 2:13-14).
    Земельный закон также был фундаментально связан с родовой структурой израильского общества. Земля наследия не могла быть окончательно продана вне пределов данного колена, согласно решению, датированному еще временем самого Моисея (см. Чис 36:7). Действительно, «землю наследия» по закону Моисееву невозможно мыслить без семейной структуры и правовой системы, дающей семье возможность лишать права владения, выкупать и передавать имущество следующему в роду. Так как Нефий сообщает, что его народ соблюдал все, «согласно закону Моисееву» (см. 2Неф 5:10), по всей видимости, они выполняли и ту его часть, которая касалась их земельных законов — очередная задача, которой служило деление Легием своей семьи на эти семь родовых групп.

Итак, разделение народа на семь частей было важной характерной чертой нефийской цивилизации. Это могло даже послужить образцом для других нефийских формирований. В конце концов, Алма установил в земле Зарагемля «семь церквей» (Мос 25:23), а традиция заявляет, что мезоамериканцы произошли от семи «групп» или линий родословия.[2]

Эти данные отражают труд Джона Л. Соренсона, Джона А. Тведтнеса и Джона У. Уэлча в ноябре 1987 года «Lehi’s Last Will and Testament: A Legal Approach», а также работу Джона А. Тведтнеса «Book of Mormon Tribal Affiliation and Military Castes» (Солт-Лейк-Сити, Deseret Book and F.A.R.M.S., 1990), стр.296-326.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] см. Джон Л. Соренсон, An Ancient American Setting for the Book of Mormon (Солт-Лейк-Сити: Deseret Book and F.A.R.M.S., 1985), 310-313.

[2] Упомянуто там же, а так же у Росса Т. Кристенсона в The Seven Lineages of Lehi, журнал New Era 5 (1975):50-51.

Добавить комментарий