Хиазмы

Хиазмы

Джон У. Уэлч,
BYU Studies, т. 10, № 1, стр. 69

Практически с того дня, как Книга Мормона вышла из-под печатного станка в 1830 году, те, кто верил в нее, утверждали, что она явно читается как еврейский текст. Те же, кто не имел такого доверия к ней, заявляли, что она читается как что угодно, только не как еврейский текст. В действительности же, очевидным было только наличие факта, что и верующие, и неверующие не приводили в защиту своего мнения какие-либо особые доказательства. Тем не менее, феномен, открытый в настоящее время в Книге Мормона, позволяет нам привести из нее ряд особых примеров, которые несут в себе отчетливую характеристику древнееврейских литературных форм.

Феномен, который открыл для нас такую возможность это присутствие хиазмов в тексте Книги Мормона. Хиазм, по-видимому, зародился как структурная форма, которая развилась в интересное риторическое средство, использовавшееся периодически в прозе и поэзии многими авторами в течение почти трех тысячелетий. Однако, знания о наличии такой формы, за исключением отдельных случаев, оставались достоянием интеллектуальной элиты в современной Западной Европе до тех пор пока не было открыто то, что в Библии часто используются хиастические построения.

С того времени, с середины XIX века, появилось небольшое количество ученых, в основном теологов, публиковавшихся на эту тему. Их труды показали, что хотя хиазмы встречаются в греческом, латинском и английском языках, эта форма изначально еврейская и датируется, по меньшей мере, VIII и X веками до Р.Х. в книгах Исайи и в Псалтире, например.

Название «хиазм» является описательным наименованием самой формы. Оно является производным от chi (Х или «хи»), двадцать второй буквы греческого алфавита, и от греческого же chiazein («отмечать крестиком»); и вот по каким причинам:

Две поэтические строки могут быть названы параллельными, если составляющие компоненты одной строки полностью соответствуют компонентам или элементам другой, как говорится, в соотношении один к одному.

Есть многочисленные примеры прямого параллелизма среди Притч, как например:

«Кроткий ответ отвращает гнев,
а оскорбительное слово возбуждает ярость»
(Прит. 15:1).

Если элементы второй строки инвертированы или переставлены в обратном порядке, то есть если ее первый элемент становится последним, а последний — первым, то возникает хиазм или обратный параллелизм. Следующий стих приведен как пример:

«Мои мысли — не ваши мысли,
ни ваши пути — пути Мои, говорит Господь»
(Ис.55:8).

Или из Нового Завета:

«Сберегший душу свою потеряет ее;
а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее»
(Мф.10:39).

Если изобразить это схематически, хиазм приобретает видимую форму буквы Х:

а    б
б    а

Итак, однажды придуманный термин «хиазм» довольно быстро прижился. Точно так же, как прижилось наименование «хиазм», вошла в оборот и сама идея хиазма в западных умах. Гераклит, один из ранних до-сократовских греческих философов, использовал хиазмы, чтобы акцентировать свою идею о вечной изменчивости и противоположностях:

«Холодное теплеет,
что значит, теплое остывает;
влажное высыхает,
сухое увлажняется» (Фр.39).

«Бессмертное – смертно,
смертное – бессмертно,
смертью друг друга они живут,
жизнью друг друга они умирают» (Фр.67)

Несколькими веками позже Цицерон использует хиастические построения в качестве риторического средства, чтобы подчеркнуть что-либо, например:

Matrem habemus, ignoramus patrem (Rep. 2:33).

Некоторые из английских авторов, достаточно поднаторевших в классике, действительно обратились к хиазмам как к поэтической форме. Так в «Essay on Man» появляется такой короткий хиазм:

«…необузданное пламя во всем пространстве, уничтожая других, собою уничтожается».

Даже в современных детских стихах и афоризмах естественный ритм и назидательный смысл явно становятся хиастическими. Так могут быть названы очаровательное «Old king Cole was a merry old soul, and a merry old soul was he» (Старый король Кол был веселым старичком, и веселым старичком он был). Или «He who fails to prepare, prepares to fail» (Кто неудачлив в подготовке, готовится к неудаче), которое звучит веско и убедительно. А вот пример рекламного слогана: «Ваши деньги — это бумага, а наши бумаги — это деньги». Тем не менее читатель отметит, что все эти хиазмы имеют только по два элемента, расположенных в обратном порядке. Это служит значительным фактором в различении хиазмов, ставших известными на Западе лишь совсем недавно, от хиазмов древних евреев.

Там, где в греческом, латинском или английском хиазмы часто, если не всегда, составлены не более чем из двух элементов, в еврейском как бы нет предела числу компонентов или идей, которые могут быть использованы в формировании хиазма. Хиазм в еврейском представляет из себя конструкцию из сколь угодно долгой цепочки выражений, написанных в определенном порядке, которые затем располагаются в точности наоборот. То есть:

abcd -. . .- xx -. . .- dcba

Эти структуры могут составлять несколько стихов и даже несколько глав. Простая иллюстрация такого хиазма, состоящего из пяти элементов, что расположены в виде обратного параллелизма, находится в Псалтири 3:8-9:

спаси меня,
Боже мой!
ибо Ты поражаешь
в ланиту
всех врагов моих;
*нечестивых
зубы
*сокрушаешь
От Господа
спасение

Следующий пример, взятый из книги Исайи 60:1-3, еще длиннее:

a    Восстань,
b        светись, Иерусалим,
c            ибо пришел свет твой,
d                и слава
e                    Господня
f                        взошла над тобою.
g                            Ибо вот, тьма покроет землю
g                            и мрак — народы;
f                        а над тобою
e                    воссияет Господь,
d                и слава Его явится над тобою.
c            И придут народы
b        к свету твоему
a    и цари — к восходящему над тобою сиянию.

Есть весьма существенные причины, почему столь необычная литературная форма прижилась в умах древних евреев. Во-первых, хиазмы просто запоминаются. Еврейская традиция, в отличие от греческой письменной, была устной. Редкими были не только манускрипты и свитки, но и те, кто сумел бы их прочесть. Поэтому истории древнего Израиля и песни его пророков передавались в семьях из поколения в поколение устно, и длинные отрывки из Торы приходилось запоминать. В этом запоминании и последующем цитировании группирование и повторение элементов хиазмов оказали евреям существенную помощь. Во-вторых, хиазмы просто были в моде. Каждая эпоха и культура характеризуется присущей ей письменной формой: Англия шестнадцатого века покоилась на сонетах; греки в четвертом веке, особенно Платон, были замечены в частом употреблении диалектических построений в речи. Хиазмы же оставались всеобщей литературной формой в среде евреев вплоть до первого века после Р.Х., когда и она, и многие иудейские институты были уничтожены.

Тому, что хиазмы вновь были открыты в Библии, мы обязаны трем теологам XIX века. Это Роберт Лоус (Lowth), Джон Джебб (Jebb) и Джон Форбс (Forbes). Лоус, епископ Лондонский, и Джебб, епископ Лимерикский, оба написали 300-страничные труды, описывающие гебраизмы в Священных Писаниях. Однако, их акцент почти полностью падал на поэтическую образность речи и прямые параллелизмы, и только Джебб большую часть внимания сконцентрировал на эпанодах (epanodos — наименование, которое он дал хиазмам). В 1854 году, как бы то ни было, Джон Форбс завершил свое намного более обширное исследование, «Симметричные Структуры Писания» (The Symmetrical Structures of Scripture). С момента публикации этой книги стало возможным говорить о сравнительно широко распространенной осведомленности о хиастических построениях в Библии. Волна других писателей последовала за Форбсом, и в 1860 году раздел о хиазмах был добавлен в знаменитую энциклопедию Т. Х. Хорна (Horne) «Introduction to the Critical Study and Knowledge of the Holy Scriptures». Это событие послужило вехой в признании чистоты и значения этой формы.

Хиазмы в Ветхом и Новом Завете

Лучшим способом установить античность и древнееврейские черты хиазмов является исследование тех отрывков, что находятся в Библии. Ветхий Завет представляет собой один из самых ранних письменных документов во всей мировой истории. Когда необычные словарные формы постоянно появляются в тексте, можно сделать вывод, что эти образцы представляют из себя тщательно продуманные опыты древних в создании художественной прозы. Касательно древнееврейских черт хиазмов, Нильс Ланд (Lund) сформулировал семь правил хиастических построений. Наиболее интересными для данного исследования будут первое, третье и седьмое. Первое утверждает, что центр всегда является точкой «поворота» или инверсии в структуре хиазма. Третье отмечает, что идеи часто будут расположены так, чтобы появиться в начале, в середине и в конце хиазма, и нигде больше. Седьмое заявляет, что могут быть смешанные структуры из образцов прямого и обратного параллелизма в том же самом блоке. Все эти характеристики без труда обнаруживаются в следующих библейских отрывках:

* * *

И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле,
и птицы,
и скоты,
и звери,
и все гады, ползающие по земле,
и все люди;
все, что. . . на суше,
умерло.
Истребилось всякое существо,
которое было на поверхности всей земли;
от человека,
и гадов,
[и зверей] *до скота
и птиц небесных, —
все истребилось с земли… (Быт.7:21-23)

* * *

Взыщите Меня, и будете живы.
Не ищите Вефиля
и не ходите в Галгал,
и в Вирсавию не странствуйте,
ибо Галгал весь пойдет в плен
и Вефиль обратится в ничто.
Взыщите Господа, и будете живы (Амос 5:4а-6б).

* * *

И явилось на небе
великое знамение:

жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна,
и на главе ее венец из двенадцати звезд.

Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения.

И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон…,
и на головах его семь диадим.

Хвост его увлек с неба
третью часть звезд и поверг их на землю (Отк.12:1-4).

* * *

Подлинно ли правду говорите вы, судьи,
и справедливо судите, сыны человеческие?

Беззаконие составляете в сердце,
кладете на весы злодеяния рук ваших на земле.
С самого рождения отступили нечестивые,
от утробы матери заблуждаются, говоря ложь.

Яд у них — как яд змеи,
как глухого аспида, который…
и не слышит голоса заклинателя,
самого искусного в заклинаниях.

Боже!
сокруши зубы их в устах их;
разбей челюсти львов,
*Господи!

Да исчезнут, как вода протекающая;
когда напрягут стрелы,
пусть они будут как переломленные.
Да исчезнут, как распускающаяся улитка;

да не видят солнца, как выкидыш женщины.
Прежде нежели котлы ваши ощутят горящий терн…
Возрадуется праведник, когда увидит отмщение;
омоет стопы свои в крови нечестивого.

И скажет человек: подлинно есть плод праведнику!
Итак есть Бог, судящий на земле! (Пс.57)

* * *

потому говорю им притчами,
что они видя не видят,
и слыша не слышат, и не разумеют;

и сбывается над ними пророчество Исаии, которое…:

слухом услышите — и не уразумеете,
и глазами смотреть будете — и не увидите,
ибо огрубело сердце людей сих

и ушами с трудом слышат,
и глаза свои сомкнули,
да не увидят
глазами
и не услышат ушами,

и не уразумеют сердцем, и да не обратятся,…
Ваши же блаженны очи, что видят,
и уши ваши, что слышат,

ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники

желали видеть, что вы видите, и не видели,
и слышать, что вы слышите, и не слышали.
Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле

Хиазмы в Книге Мормона

А сейчас рассмотрим вопрос о хиазмах в Книге Мормона. Джозеф Смит опубликовал Книгу Мормона в 1830 году в западной части штата Нью-Йорк. Первая страница книги заявляет, что была написана на языке, «происходящем из наук Иудеев и языка Египтян» (1Неф. 1:2). То есть, она была написана египетскими знаками, но в древнееврейском стиле. Если Книга Мормона действительно является непосредственным переводом текста, формальная риторическая основа которого древнееврейская, тогда хиазмы будут найдены в ней, как неотъемлемая часть ее литературного стиля, и будут полезными в интерпретации и понимании общего замысла книги.

Если можно с убедительностью показать наличие хиазмов в Книге Мормона, то специфические гебраизмы будут, таким образом, свидетельствовать о ее происхождении, ибо нет ни одного шанса, чтобы Джозеф Смит смог бы узнать об этом стиле из каких-либо академических источников. Никто в Америке, а тем более на западе Нью-Йорка, не мог иметь полного представления о хиазмах в 1829 году; сам же Джозеф Смит умер задолго до того, как книга Джона Форбса была опубликована в Шотландии. Даже некоторые выдающиеся ученые нашего времени знают совсем мало о хиастических формах помимо самого наименования, а также нескольких мест, где они могут быть найдены. Возможность случайности в появлении хиазмов из уст Джозефа Смита можно и вовсе отбросить, ибо в большинстве библейских хиазмов, что содержали инвертированный порядок слов, при переводе версии короля Иакова он был изменен на привычный порядок. Но даже если бы он знал об этой форме, то перед ним все же стояла непреодолимая задача создания оригинальных, художественных хиастических предложений. Попробуйте сами написать сонет или многоуровневый хиазм: ваше отношение к подобным формам обратится в благоговейный трепет. Стало быть, если Книга Мормона будет содержать истинные хиастические формы, можем ли мы заявить без дальнейших оговорок, что книга является продуктом древней еврейской культуры?

Во-вторых, хиазмы будут значительно увеличивать интерполяцию писаний Книги Мормона. Если древние авторы Книги Мормона сознательно ставили определенные элементы в параллель с другими, то эти элементы следует рассматривать совокупно, для того чтобы более полно понять их общий контекст. Более того, мыслям, появляющимся в центре подобных конструкций, следует уделять особое внимание, а любые антитезисные идеи в точке инверсии должны быть сопоставлены с соответствующими им идеями. Кроме этого, будут найдены ответы на другие вопросы и сделаны интересные наблюдения. Будут разъяснены вопросы о структуре небольших отрывков и единстве всех книг. Например, почему Нефий разбил свои писания на две книги, вместо того чтобы оставить их в одной, будет объяснено хиазмами. Вопросы о стиле, особенно в отношение повторений, за которые часто обвиняют как за невежественный и многословный стиль, будут оценены благодаря свету, в котором они изначально сияли.

Хиазмы могут появляться по всему тексту Книги Мормона, хотя они преимущественно характеризуют стиль первой половины книги. В этой части теми, кто стал наиболее заметным в использовании хиазмов, оказались Нефий, Вениамин и Алма-младший. Они используют хиазмы практически в каждом подходящем контексте, переходя от пассажей прямого повествования или аргументации к фразам великолепного поэтического красноречия. Следующие примеры говорят сами за себя и потребуют небольших пояснений в дальнейшем.

ПРИМЕР 1.

И сбудется так, что Иудеи
будут иметь слова
Нефийцев
а Нефийцы
будут иметь слова
Иудеев;

Нефийцы же и Иудеи
будут иметь слова
пропавших колен Израилевых;
и пропавшие колена Израилевы
будут иметь слова
Нефийцев и Иудеев (2Неф.29:13).

ПРИМЕР 2.

Взрослые люди пьют осуждение душе своей,
если не смиряются,
не становятся, как малые дети

и не веруют, что спасение было, есть и будет
чрез искупительную кровь Христа, Господа Вседержителя.

Ибо смертный человек
есть враг Богу

и был от падения Адама,

и будет во веки веков,
если не покорится внушениям Духа Святого

и, покорив в себе естество человека,
станет святым через искупление Христа-Господа

и будет, как дитя:
покорится всему тому, чему Господь, по мудрости Своей,
найдет нужным подвергнуть его… (Мос.3:18-19).

ПРИМЕР 3.

И ныне, будет так, что тот, кто не воспримет на себя имени Христова,
должен будет называться каким-нибудь другим именем;
а посему он найдет свое место по левую сторону от Бога.
И я желаю, чтобы вы также помнили, что это есть то имя,
которое, …никогда не должно изгладиться,
разве лишь через согрешение;
а потому
остерегайтесь, чтобы не грешить вам,
чтобы не изгладилось это имя из вашего сердца.
…я хотел бы, чтобы вы всегда старались хранить это имя,..
чтобы не оказались вы по левую сторону Бога,
..чтобы услышать вам и познать голос, которым ..будете призваны,
а также и имя, которым Он окликнет вас (Мос.5:10-12).

Нет нужды говорить о том, что порядок слов в последних двух примерах поразителен. Эти отрывки являются лишь небольшой частью сложной хиастической структуры всей речи царя Вениамина. Тот факт, что царь Вениамин использует хиазмы является вполне логичным. Во время произнесения его знаменитой речи он действует в традициях коронации и должен был бы использовать наиболее традиционные и убедительные риторические средства, имеющиеся в его распоряжении. Мысли Вениамина были внимательно приготовлены загодя и даже «были записаны и разостланы тем, которые не могли внятно слышать голоса его» (Мос.2:8). Такой тип старательного рассуждения был скорее правилом, чем исключением, среди пророков Книги Мормона.

ПРИМЕР 4.

И они ответили мне: Нет, мы этого не сделали,
ибо Господь не открывает нам ничего подобного

И вот, я спросил их: Почему вы не соблюдаете
заповедей Господних?

Зачем губите себя

своим жестокосердием?

Не помните ли вы того, что сказал Господь?

«Если не будете иметь злобы в ваших сердцах

и спросите Меня с верою, надеясь получить ответ,

и с усердием соблюдая
заповеди Мои,

то, определенно,
эти вещи станут ясными вам» (1Неф.15:9-11).

Хиазм может еще служить логическим средством, ибо его целостность убедительно завершает мысль и связана воедино во всех ее многочисленных аспектах. Нефий столь успешно использовал подобный способ для убеждения своих восставших братьев, что когда он позже давал описание двенадцатилетнего путешествия своей семьи, то с гордостью мог вспоминать свое мудрое аргументирование. В предыдущем примере, точкой инверсии является пронзительный вопрос: «Не помните ли вы того, что сказал Господь?» Та же самая мысль о том, что Господь сказал или скажет, появляется в крайних членах хиазма, как и в середине его. Отметьте также, что первая часть хиазма содержит слова Нефия, в то время как вторая построена на словах Господа, что осуществляется с помощью искусного поворота в центре. Есть ли у Нефия лучший напарник в этой дискуссии, чем Священные Писания? Действительно, только два элемента в этом отрывке не являются идентично параллельными: «губите себя» и «спросите Меня с верою». Вероятно, Нефий противопоставляет живую силу истинной веры и зловещий страх смерти, который сопровождает любое путешествие через пустыню.

ПРИМЕР 5.

А            Вот Господь сотворил землю
для того, чтобы она была населена,
и Он сотворил детей Своих,
дабы они могли владеть ею.

Б            И Он воздвигает
праведный народ,
но уничтожает
народы нечестивые.

Б’            И Он ведет праведных
в земли благословленные,
а нечестивых Он истребляет
и проклинает землю для них.

А’            Он владычествует высоко на небесах,
ибо сие есть престол Его,
а эта земля
есть подножие Его (1Неф.17:36-39).

В этом отрывке скрывается замысловатая жемчужина. В нём мастерски скомбинированы сочетания прямых и обратных параллелизмов. Части А и А’ обе содержат по два прямых параллелизма, а именно, в части А — Господне творение земли и Его детей, в части А’ — трон Господа и Его подножие. Интересно, как слово «земля» появляется в обеих частях. Части Б и Б’ построены из четырех поэтических строк, каждая из которых состоит из трех составляющих. Две из них инвертируются при втором появлении, например:

праведный / народ
народы / нечестивые

Он ведет / праведных
нечестивых / Он истребляет.

Более того, эти инвертированные составляющие подходят к окончанию строк в части Б, но появляются в начале строк в части Б’. Это ставит слова «воздвигает» и «уничтожает» (в части Б), а также слова «земли благословленные» и «проклинает землю» (в части Б’) в форме прямого параллелизма. Таким образом, другой хиазм формируется между прямыми параллелизмами в частях Б и Б’. То есть:

Б’ инвертированный параллелизм прямой параллелизм
Б прямой параллелизм инвертированный

Оцените еще то, что первая строка в части Б и первая строка в части Б’ выражают одну и ту же идею — благословение праведных; вторая же строка в частях Б и Б’ — идею о том, что зло будет наказано. Так что в середине инвертированного параллелизма искусно умещается еще и прямой.

Вот еще несколько примеров, демонстрирующих силу и притягательность риторических построений основанных не только на хиазмах, но и на сочетании прямых и обратных (инвертированных) параллелизмов:

ПРИМЕР 6.

Х  И все равны пред Богом,
как еврей,
так и иноверец.
Но, вот, в последние дни,
или во дни иноверцев
да, вот, все народы иноверцев,
также, как и Иудеи…

А  будут упоены беззакониями и всякого рода мерзостями.
И когда наступит тот день, Господь Саваоф посетит их…

Б                  И как сон, как ночное сновидение
будут все народы, воюющие против Сиона…

В          да, они будут наподобие
голодного человека,
которому снится,
будто он ест,
но пробуждается,
и душа его тоща;

В1                  или как жаждущему
снится,
будто он пьет,
но пробуждается,
и вот, он томится, и душа его жаждет;

Б1                  да, то же будет и множеству всех народов,
воюющих против горы Сиона.

А1  Ибо, вот, все вы, творящие беззакония,.. вы будете упоены,..
Ибо, вот, Господь навел на вас дух глубокого усыпления;

X1          и вы, вот, закрыли глаза ваши
и отвергли
пророков;
ваших правителей
и прозорливцев
[помрачил Он] за беззакония ваши (2Неф.27:1-5).

ПРИМЕР 7.

А  О сын мой,..смысл слова восстановление
заключается в том, чтобы вернуть обратно
злое за злое,
плотское за плотское,
дьявольское за дьявольское,

к1 к2  доброе за то, что есть доброе

л1 л2             праведное за то, что есть праведное,

м1 м2                     справедливое за то, что есть справедливое,

н1 н2                             милостивое за то, что есть милостиво.

А потому, сын мой,

н’1                                соблюдай милость к твоим братьям,

м’1                        поступай справедливо,

л’1                суди праведно

к’1     и всегда делай доброе

И если будешь исполнять все это,
тогда получишь твою награду;

н’2                             да, милость будет снова возвращена тебе;

м’2                     справедливось будет снова возвращена тебе;

л’2             праведное суждение будет снова возвращено тебе;

к’2  и ты снова в награду получишь доброе.

Ибо то, что ты вышлешь,
снова вернется к тебе
и будет восстановлено;
А  а потому слово восстановление более осуждает грешника,
и ни в чем не оправдывает его (Алма 41:13-15).

Этот узор здесь весьма замысловатый. После перечисления четырех пар терминов, Алма группирует два списка из этих четырех терминов, одновременно инвертируя их. Короче говоря, нужно использовать хиазм, чтобы описать этот хиазм: Алма пишет список пар, а затем — пары списков. А если очень серьезно, то это великая игра слов.

Но наиболее неуловимой особенностью хиазмов является их роль в структурном строении больших отрывков и даже целых книг. Книга Мосии являет собой один из таких примеров, когда включает хиастическую структуру в основу всей своей организации.

ПРИМЕР 8.

А Царь Вениамин поучает своих сыновей (1:1-8)
Б        Мосия избран преемником отца (1:10)
В                Мосия получает летописи (1:16)
Г                        Речь Вениамина и слова ангела (2:9 — 5:15)
Д                                Народ вступает в завет (6:1)
Е                                        Посвящены священники (6:13)
Ж                                                Аммон уходит из Зарагемля
в землю Легий-Нефия (7:1-6)
З Народ в рабстве. Аммон в заточении (7:15)
И        24 золотых листа (8:9)
К                Летопись Зениффа и его уход из Зарагемля (9:1)
Л                        Защита против Ламанийцев (9:14 — 10:20)
М                                Царь Ной и его священники (11:1-15)
Н                                        Гонения и заточение Авинадея (11-12)
О                                                Авинадей читает пророчества (13-14)
О’                                                Авинадей пророчествует сам (15-16)
Н’                                        Мученическая смерть Авинадея (17:5 — 20)
М’                                Ной и его священники (18:32 — 20:5)
Л’                        Ламанийцы угрожают народу Лимхая (20:6-26)
К’                Конец летописи Зениффа и его уход из земли Легий-Нефия
И’        24 золотых листа (21:27; 22:14)
З’ Народ Алмы в рабстве (23)
Ж’                                                Уход Алмы из земли Легий-Нефия
в Зарагемля (24)
Е’                                        Алма организует Церковь (25:14-24)
Д’                                Неверующие не вступают в завет (26:1-4)
Г’                        Слова Алмы и слова ангела Господня (26-27)
В’                Алма младший получает летописи (28:20)
Б’        Судьи избираются вместо царя (29:5-32)
А’ Мосия поучает свой народ (29:5-32)

Очевидно, что основа хиастической литературы не была понята, пока не была открыта лежащая в ее фундаменте организация. Книга Мосии служит достаточным основанием для таких выводов, ибо она действительно не имеет хронологического построения и могла бы сбить с толку, если бы следовала неверной организационной схеме. Подобно книге Мосии, Первая книга Нефия, речь царя Вениамина и 36-я глава книги Алмы имеют в основании хиастическую структуру. Например, в Первом Нефии сравните главы 7-ю и 16-ю, затем 8-ю и 15-ю, затем 9-ю и 14-ю и т. д.. Это объясняет также и разделение писаний Нефия на две книги.

Чем короче подобные изученные отрывки, тем больше вероятность, что они возникли случайно (см. пример 1). А вот отрывки в виде целых комплексов, как несколько последних примеров, не могли произойти по воле случая.

ПРИМЕР 9.

Алма 36

Сын мой, внемли словам моим (ст.1)
Соблюдай заповеди и будешь преуспевать на земле (ст.1 )
Пленение наших праотцев — рабство (ст.2)
Воистину, Он избавил их (ст.2)
Уповать на Бога (ст.3)
Помощь в испытаниях, тревогах и страданиях (ст.3)
Я не от себя это знаю, но от Бога (ст.4)
Рдился от Бога (ст.5 )
Не мог владеть членами тела (ст.10)

Агония обращения

разрушать (ст.11 )
Терзаем вечным мучением (ст.12)
Подвергалась до неимоверной степени (ст.12)
Муки за все мои грехи (ст.12)
Терзаем адскими мучениями (ст.13)
Непостижимый ужас (ст.14)
Изгнан и уничтожен (ст.15 )
Муки проклятой души (ст.16)

Призвал Иисуса Христа (ст.18)

Радость обращения

Не помнил мучений (ст.19)
О, какая радость (ст.20)
какой чудесный свет (ст.20)
Радость столь же велика, как было мучение (ст.20)
Острота ощущений (ст.21)
Ничто не может быть так сладко, как радость (ст.21)
Воспевая и хваля Бога (ст.22)
Жажда быть с Богом (ст.22)

Члены тела приобрели силу (ст.23)
Возрождение от Бога (ст.26)
Знание, имеющееся у меня, от Бога (ст.26)
Поддержка во всех испытаниях и страданиях (ст.27)
Надежда на Бога (ст.27)
Он еще спасет меня (ст.27)
Египет — рабство и плен (ст.28-29)
Исполняя заповеди, будешь преуспевать на земле (ст.30)
Все это согласно слову Его (ст.30)

Поразительно!

Еще два момента заслуживают комментария: первое — то, что контраст между агонией и радостью, который Алма постарался сделать столь же ярким, как и реальным, был подытожен в стихе 20-м: «…душа моя наполнилась такой же великой радостью, какой раньше было мучение мое!» Второе, Алма помещает повествование о поворотном моменте своей жизни в поворотную точку всей главы, то есть, Христос стоит в центре всего.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Эта статья была попыткой представить концепцию формального анализа в исследованиях Книги Мормона. Форма, которая показала себя достойной для этой цели, — хиазмы, основной речевой элемент в литературе древних евреев. Несмотря на то, что все знание об этой форме оставалось недоступным в течение многих веков, оно было заново открыто в XIX веке, когда формальная критика стала популярной. Но к этому времени Книга Мормона уже давно была издана. А так как она содержит в себе многочисленные хиазмы, то, по логике, может рассматриваться, как произведение древних времен, а ее литературные качества могут быть оцениваемы в соответствии с этим. Рассмотрение Книги Мормона с этой точки зрения впечатляет; она стоит того, чтобы читать ее более внимательно.

Добавить комментарий