85 Наши нефийские причастные молитвы — Переосмысление Книги Мормона

85 Наши нефийские причастные молитвы — Переосмысление Книги Мормона

Джон У. Уэлч

«Образ, по которому их старейшины и священники благословляют плоть и кровь Христа для Церкви; и они благословляли их согласно заповедям Христа; а потому мы знаем, что это правильный образ; и старейшина или священник благословляли их» (Мороний 4:1).

Святые послених дней обычно обращаются к стихам в У. и З. 20:76-79, чтобы найти тексты причастных молитв, используемых по воскресеньям. Однако факт состоит в том, что слова этих молитв впервые в этом устроении времен были найдены в Книге Мормона — в книге Морония 4:3-5:2, а сами слова этих молитв можно отследить вплоть до слов Самого Христа в книге 3 Нефия, в главе 18.

Наше понимание расширяется, когда мы обнаруживаем нефийское прошлое в словах и заветах из этих молитв. Их история указывает на раннюю часть речи царя Вениамина (особенно в Мосия 5), распознается в словах Иисуса в 3 Нефий 18, а затем, как следствие, переходит в молитвы в Мороний 4-5.

Существует детальная взаимосвязь между Мосия 5, 3 Нефий 18 и Мороний 4-5, и все три текста нужно рассматривать совместно во всех подробностях. Например, в заключении речи царя Вениамина, народ его заключил завет, говоря: «И мы готовы …быть послушными Его заповедям во всём, что Он заповедует нам», после чего они согласились взять «на себя имя Христа» и вступили в обязательство «сохранять это имя начертанным в [своих] сердцах» (Мосия 5:5-12). Эти три специфических обещания всё еще остаются неотъемлемой частью причастных молитв в том виде, как они появились в Мороний 4-5 и как используются до сих пор.

Эти причастные молитвы напрямую связаны со словами, произнесенными Иисусом в 3 Нефий 18. В том повествовании Он сказал: «И сие вы будете делать в память о теле Моем, которое Я показал вам. И это будет свидетельством Отцу, что вы всегда помните Меня. И если вы всегда будете помнить Меня, то Дух Мой будет пребывать с вами». После благословения вина Он сказал: «…Это – исполнение Моих заповедей, и это свидетельствует Отцу, что вы готовы делать то, что Я заповедал вам. …И вы будете делать это в память о крови Моей, которую Я пролил за вас, и дабы вы свидетельствовали Отцу, что всегда помните Меня. И если вы будете всегда помнить Меня, то Дух Мой будет пребывать с вами» (3 Неф 18:3-11). Существует близкая, аккуратная и точная взаимосвязь между этими фрагментами з 3 Нефий 18 и Мороний 4-5.

В этих текстах можно видеть несколько интересных моментов.

1. Слова из Морония 4-5 передают Иисусовы слова, но они написаны от третьего лица множественного числа «они», когда Иисус использовал второе лицо множественного числа «вы». Молитвы в книге Морония также ссылаются на «Твоего Сына» и говорят о «Его Духе». Каждый, слушающий молитвы из Морония 4-5 сегодня может таким образом живо представлять себе события у нефийского храма в земле Изобилие как основной источник этих слов и формы текущих причастных молитв.

2. Сохранение определенных точных терминов завета в этих трех текстах от Вениамина до Морония, разделенных многими годами и страницами нефийской истории, говорит о культурной цельности и логической упорядоченности этого вдохновленного свыше текста в историческом контексте. Слова Вениамина обладали влиянием среди Нефийцев вплоть до времени Христа (см. Геламан 5: 9, 14:12 и Мосия 3: 8). Таким образом, это поразительно соответствует тому, что три основные заветные фразы Вениамина должны появиться в Моронии 4 способами, которые демонстрируют преемственность с более старым заветным образцом, а также чувствительность к новому откровению во времена появления Христа. Например, фраза «нарисуйте на них имя Христа» появляется в Мосии 5, но не в 3 Нефий 18. Кажется, что тексты и традиции Нефийцев сочетаются и прекрасно сочетаются с заключительными молитвами причастия в Моронии 4-5.

3. Через это мы можем видеть то, как нефийский закон и ритуал изменились с пришествием Христа. Благодаря служению Иисуса «всё стало новым» (3 Нефий 12:47; 15:2). Ранний завет Вениамина не был отброшен, но трансформировался во время явления Иисуса и благодаря этому явлению. Эту трансформацию можно видеть, например, в том, как к Богу теперь обращаются как к Отцу, в том, что по-другому изложен завет послушания (без упоминания царя), в новом символизме чаши, которая отныне перестает быть символом чаши гнева (как в Мосии 5:5), а также в том, что обещанные духовные благословения предстают в виде дара.

4. Скорее всего, для нефийцев причастие также остается связанным с некоторыми элементами древнеизраильского происхождения. Например, их хлеб вкушали в память о тебе, которое Иисус «показал» им (3 Нефий 18:7), придавая, таким образом, новое измерение новозаветному символизму «отдать» и «преломить». Поскольку хлебы предложения в израильском храме были известны как «лехем ха-паним» (לחם הפנים), то есть, «хлебы лица [или присутствия]» Бога, то нефийцам было легко связать этот хлеб тела «показанного» им (см. 1-е изд. Книги Мормона) и хлеб предложения в их храме. В древнеизраильском храме хлебы предложения и манна, хранившаяся в золотом сосуде, считались ранним прообразом будущего христианского причастия.[1]

Дальнейшее сравнение с еврейскими благословениями, с насыщением множеств и с ранними христианскими литургиями проливают дополнительный свет. Например, наставление в 3 Нефий 18:5 о том, что хлеб и вино нужно «раздавать …народу церкви Моей, всем тем, которые уверуют и будут креститься во имя Мое» найти в Новом Завете не удастся, но оно имеется в раннехристианском Дидахе, открытом в XX веке: «И пусть никто не ест и не пьёт от вашего благодарения, кроме крещённых во имя Господа».[2]

5. Еще интересно отметить, что схожие события предшествовали завету в Мосия 5 и причастию в 3 Нефий 18. Народу в 3 Нефии сначало были преподаны великие пророчества о грядущих событиях (см. 3 Нефий 16:1-20), так что их души были «наполнены». «Радость людей была так велика, что они изнемогли от нее» (3 Нефий 17:19). Он благословил их благодаря их вере, а затем, когда произошли великие духовные проявления (см. 3 Нефий 17:24), народ свидетельствовал, что всё, что они видели и слышали, было истинным (см. 3 Нефий 17:25). Каждый из этих аспектов у храма в земле Изобилие можно связать логически с тем, что произошло во время заключения завета нефийцами в Мосия 5:1-4.

Таким образом, эти тексты причастных молитв в Мороний 4-5 имеют богатую и значимую историческую подоплеку в мире нефийцев, заключающих заветы. Они отражают множество древних символов и мощное влияние слов царя Вениамина, равно как и глубокую духовную силу вдохновенных слов и служения Иисуса среди нефийцев в 3 Нефий 18.

Основывается на исследовании Джона У. Уэлча в июне 1986 года. Подробное обсуждение этого материала было вскоре опубликовано Джоном У. Уэлчем в статье «The Nephite Sacrament Prayers: From King Benjamin’s Speech to Moroni 4-5» (Provo: F.A.R.M.S., 1986).

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]. См. Hippolytus, Daniel 4, 35; Origen, Leviticus 13, 3; A. Adam, “Ein vergessener Aspekt des frühchristlichen Herrenmahles,” Theologische Literaturzeitung 88 (1963): 9-20; Hugh W. Nibley, Since Cumorah, в The Collected Works of Hugh Nibley (Salt Lake City: Deseret Book and F.A.R.M.S., 1988), 7:176, 202.

[2]. Дидахе 9:5.

Добавить комментарий